Личным примером свое­го неутомимого


горою близ реки, пастухов, пасущих скот» или «с гор между кам­нями вниз падающий ручей, над оным падением сделать старин­ный каменный мост, по которому при захождении солнца пастухи прогоняют стадо скотины в деревню вдали на горе лежащую»18.

Как отмечалось, у Гроота мастерству копирования обучал­ся И. Э.Гриммель. Среди его самостоятельных анималистиче­ских работ известны рисунки диких птиц, обитающих вокруг Петербурга, которых он писал с натуры. В Россию Гриммель при­ехал по приглашению Я. Штелина не столько как живописец, а как учитель рисования, чтобы «иметь правление над академическими рисовальщиками, живописцами и гравировальщиками и их верно обучать»19. В течение семнадцати лет он был руководителем рисо­вальной палаты Петербургской Академии наук. Под его руковод­ством была организована профессиональная школа для русских мастеров, которые выполняли рисунки, наглядные пособия для первого русского музея - кунсткамеры и академической гимназии. При Гриммеле в Петербургской Академии происходило формиро­вание разнообразных художественных палат» - инструменталь­ной, гравировальной. Им была отработана методика преподава­ния, в основе которой лежал принцип копирования с образцов и рисование с натуры. Н. Молева называет имена учеников, кото­рые обучались у Гриммеля живописи: И. Шерешперов, Я. Нечаев. Н. Любецкий20. Они не были анималистами, рисовали с натуры человеческую фигуру. Однако метод натурного рисования, выра­ботанный в рисовальной палате, был положен в основу всякого академического рисунка, в том числе и анималистического. Таким образом, можно считать, что рисовальная палата Петербургской Академии наук стала предшественником Академии художеств.

Преподавателем Академии художеств был также И. С. Клаубер. По приглашению Императорской Академии художеств в 1790 году он приехал в Петербург. Благодаря искусству Клаубера, был учреж­ден гравировальный ландшафтный класс. Клаубер был назначен руководителем этого класса и ему было поручено готовить учеников для этого класса21. Д. А. Ровинский писал о его преподавательской деятельности: «Исполняя с немецкой добросовестностью принятые

— 89 —

Наследие и традиции

на себя по контракту обязательства, Клаубер в непродолжительное время наполнил граверный класс свой значительным числом учени­ков. Этому способствовало и то обстоятельство, что в конце 1799 года по желанию императора Павла, основан в ведомстве кабинета осо­бый гравировальный ландшафтный класс. Личным примером свое­го неутомимого трудолюбия он заставил учеников своих заниматься своим делом; все работали с охотой, получая за работы свои хорошие деньги. Относительно художественного достоинства работ Клаубера нельзя назвать первоклассным мастером и ставить его наряду с преж­ним наставником академических граверов Шмидтом... Зато по влия­нию своему на русских граверов Клаубер имел более значения для нашей гравюры, чем Шмидт. Русское гравирование обязано ему образованием первоклассного гравера Уткина - другого отличного гравера и рисовальщика. Сотникова, подававшего большие надежды; не менее талантливых граверов: Ухтомского, Галактионова и двух Чесских, заслуживших себе почетное имя в ландшафтном гравиро-вании»22. Клаубер и его ученики, подобно Гриммелю, анималистами не были. В их гравировальных листах животные встречаются не так часто. В качестве примера можно привести многочисленные гравиро­вальные листы самого И. С. Клаубера и его учеников с изображением конкретных животных и птиц разнообразных географических широт. Вместе с другими художниками на основе многочисленных путе­вых зарисовок, он выполнил серии таблиц для атласов: путешествие вице-адмирала Сарычева, путешествие капитана Крузенштерна, в которых дал точную характеристику места действия, биологическо­го вида того или иного животного. Эти образцы являли наглядные примеры изучения географии определенных местностей и живот­ных, которые их населяли. Параллельно, в России подобные рисунки и цветные таблицы создавали Н. Чижов, М. Шелауров.


Дата: 23.04.2015 16:53