В связи с сохранявшейся


В эпоху «Елизаветинского барокко» в России работали немецкие мастера - два брата-художника: старший Георг Христофор Гроот6 и младший Иоганн Фридрих Гроот7: Старший брат Г. Гроот писал парадные портреты, младший И. Гроот работал в области анимали-стики. В России XVIII века не было мастеров этого жанра. Творчество Гроота способствовало сложению первой анималистической шко­

— 83 —

Наследие и традиции

лы в России. И. Гроот послал картину «Битая дичь» своему брату, «чтобы он показал ее при дворе и наглядно проде­монстрировал мастерство сво­его родственника. Тем самым он рекомендовал И. Ф. Гроота на русскую службу, понимая, как остро нуждается здеш­няя школа живописи в анима­листических изображениях, мало известных в России кон­ца XVII - начала XVIII века»8. Приехав в Россию, он быстро становится популярным.

И. Гроот принес в Россию уже сложившиеся традиции

И. Ф. Гроот. Сова, сидящая на суку. немецкой живописной шко-Фрагмент. Холст, масло. 1750-е гг. лы. Искусству «зверописи»

И. Гроот научился от отца, который служил 60 лет при Высочайшем дворе художником живописи зверей и птиц. В мастерской отца трудились все четыре сына художника: Георг Христоф, Иоганн Фридрих, Иоганн Николаус и Иоганн Якоб. Семейные мастерские были характерны для Западной Европы уже в XVI-XVII вв. Так, Н. Либман, характеризуя мастерскую Дюрера, пишет: «Мастерская немецкого художника рисуется нам как небольшая ремесленная ячейка, где помимо самого мастера работало двое-четверо учеников и подмастерьев. В редких случаях хозяин такого рода мастерской имел возможность содержать большее число помощников... Широко были распространены семейные мастерские, где под началом отца или старшего (не обязательно наиболее талантливого) брата рабо­тали близкие родственники»9. «Эти своеобразные семейные фирмы, работавшие в единой манере, - отмечает Л. Маркина, - продолжи­ли свое существование в XVIII столетии... В Германии, где боль­шинство художественных мастерских были малочисленны по соста­

— 84 —

И. В. Портнова

ву и слабыми в финансовом отношении, широко распространялись семейные мастерские. В связи с сохранявшейся в стране цеховой регламентацией, в XVIII веке семейные школы оставались наиболее типичными для самых различных немецких областей и городов. В основе обучения учеников, как и в основе деятельности мастерской. Лежала работа по образцам. По средневековой традиции основным достоинством художника - члена мастерской было умение следо­вать определенному оригиналу... В каждой мастерской был свое­образный «набор» подобных композиционных рисунков и эскизов отдельных частей тела и драпировок. Именно такие образцы рисо­ванные, писанные красками или гравированные были той школой, которую проходили юные живописцы в мастерской отца или хозяи­на. Помимо этого в собственности каждого ученика, каждого подма­стерья, каждого самостоятельного мастера были сделанные им для личных нужд перерисовки. Гроот обучал трех своих сыновей от пер­вого брака и старшего от второго брака в собственной мастерской... Следуя определенным образцам, собранным до отца, сыновья позна­вали законы перспективы, композиции и рисунка. Сопровождая Гроота старшего в его хранительских «инспекциях», дети могли с раннего возраста приобщаться к замечательным творениям лучших европейских мастеров, собранных в людвигсбургской картинной галерее. Наряду с универсальной подготовкой тогдашних масте­ров, в живописных мастерских существовала своеобразная специ­ализация. Так в семейной школе И. Х. Гроота старший сын, Георг Христоф, продолжил дело отца, став портретистом, средний, Иоганн Фридрих, был ориентирован на анималистику, а младшие - Иоганн Николаус получил известность как миниатюрист и мастер портре­та, Иоганн Якоб расписывал посуду на фарфоровой мануфактуре Людвигсбурга. Сравнивая произведения И. Х. Гроота и его сыновей, - заключает Маркина, - можно отметить общие черты в выборе кру­га тем, изобразительных мотивов, некоторых приемах письма»10.


Дата: 23.04.2015 16:53